коммуникативные
психодиагностические
коррекционные
психотехнические
развивающие
деловые
педагогические
профориентационные
телесно-ориентированные
игры и развлечения
тренинги
психологические центры
мини-форум
курсовые по психологии
все упражнения
синквейны
притчи и сказки
пословицы и поговорки
добавить упражнение


сообщение с мини-форума

Составление синквейнов



самые читаемые статьи

Упражнение «Нахождение слов – антонимов»
статья прочитана 1075239 раз

Упражнение «Цифры в пословицах и поговорках»
статья прочитана 505085 раз

Упражнение «Моя проблема в общении»
статья прочитана 450054 раз

Игра «Крокодил»
статья прочитана 383835 раз

Деловая игра
статья прочитана 286171 раз




последние комментарии

  16.10.2017
Заточив свои карандаши Лера подумала а не нарисовать ли ей медведей ловящих рыбу в охере
прочесть статью

Пап  16.10.2017
Медвежья берлога была возле озёра в котором я утопил пачку карандашей
прочесть статью

Наталья  13.10.2017
Мне понравился первый вариант.
прочесть статью



притчи и сказки:
притчисказкибайки

комментариев: 2 | просмотров 9642 | 01.06.2011

Притча «Понятия не имею»

Вот ты дивишься: отчего один человек имя свое с гордостью носит, а иной – словно собака, на кличку отзывается... Знаю я, про кого ты думаешь-то. Знаю... Небось, про Карякиных, Макара да Степана? Угадала? Я сама частенько про то думала. Попробую тебе рассказать про них, а уж ты решай сам!

А начну я свой сказ не с них, а с матушки да ее сестры. Обе они росли в нашей деревне, обе и замуж в один год вышли. Только одна-то в город уехала, а другая тут жить осталась. Лет по десять за мужьями прожили и случилась у городской сестры большая беда: мужа она потеряла. Он в городе на фабрике работал, а однажды там на него какой-то тюк и свалился. Пришибло шибко. Два дня в беспамятстве провалялся да Богу душу и отдал. Вот и приехала убитая горем вдова в деревню. Сестре слезы излить да об жизни поговорить. Детей-то у них с мужем не было.

Только не знала она, что у деревенской сестры – своя беда. Муж ее по весне за дровами отправился. А через брод переходя, и утонул со всем возом да лошадью. Время-то сличили, а там всего девять ден! Значит, обе сестрицы вдовами остались, почитай в одно время. Только у деревенской-то сестры свои печали: двое мальчонок – сыновей на руках. Их еще поднимать да поднимать. Ну, поплакали, погоревали сестры. А как городская-то собралась домой уезжать, так и попросила одного-то мальчонку с ней отпустить: мол, не так тяжело ей будет горе переносить. Все какое-то успокоение – живая душа в дому! Мать подумала, с сыновьями поговорила да одного сына с теткой в город и отпустила. Степан при матери в деревне остался, а Макар с теткой в город подался.

Степка с детских лет к одному зажиточному хозяину в работники нанялся: гусей пасти. Хозяин у него строгий попался, но круче да горластее – его женушка. Гусей пасти – работа не больно тяжелая, но хлопотная да беспокойная. Все лето Степка трудился, уж перед самыми холодами обещал хозяин с ним расплатиться. А тут беда! Двух гусей Степка потерял. То ли где в камышах заплутали, то ли лисы задрали. Одним словом – беда! Степка как подумал про мать – сердце кровью облилось. Ведь она на плату рассчитывала. А как теперь хозяин про потерянных гусей узнает – сразу без денег оставит!

Шел Степка с тяжелой думой: ну, как о пропаже хозяевам сказать? Перед крыльцом хозяйской избы остановился, а вперед ноги не идут... И давай он тут молиться: «Господи помоги!», «Господи помилуй меня, грешного». А у самого нет сил дверь отворить да в избу ступить. Ну, на пороге-то долю не протопчешься. Перекрестился и вошел... А как свою беду хозяйке обсказал, та даже позеленела от злости. Руки в боки наставила, глаза в щелочки сузила, рот отворила...

И тут кто-то в ворота стучать стал. Хозяйка Степку поглядеть послала, а сама к окошку припала. Дочь ее единственная с внуками в гости к родителям прикатила. Уж как мать рада была! Как счастлива! И про злобу свою забыла.

Степка дверь в избу гостям открыл, в дом пропустил и вещи-подарки из телеги носил. А потом на скамеечку возле избы сел и затих: что еще хозяин скажет, как накажет? Тут хозяйка на крыльцо выскочила. – Ты чего расселся? -кричит. – Беги, хозяина зови! Скажи, мол, дочка с внуками приехала! Кинулся Степка за хозяином. Пока к дому шли, Степка ему и скажи про двух-то потерянных гусей. А тот сразу: «Потом разберемся! Мне не до тебя! Видишь, дочка с внуками приехала!»

На другой день Степка к хозяину подошел, насчет гусей потолковать, а тот:

– Не будешь больше ушами хлопать! Ладно уж! На радостях прощаю твой грех. А теперь беги по нашей родне, зови в дом всех! Хозяйка уж стол накрыла!

Так Степку беда и обошла. И хозяйка ему за работу заплатила, и хозяин старый тулуп подарил. Степка это запомнил, потому с Господом в душе и жил. Его благодарил, на него в печали да тревогах уповал. Сам по совести проживал, трудился, и мать заботами да вниманием не оставлял. Оттого Степаном Матвеичем и стал.

А брат его родной, Макар, у тетки рос. А как большим стал, устроила его тетка на фабрику трудиться. Но проработал он там года два и вдруг в деревню вернулся. Матери да брату так пояснил: нашла, мол, тетка для себя нового мужа, вот и стал Макар в том доме не нужен. Ну, а чужим-то по-иному сказал: мол, захотел на природе да в родном доме пожить. В разговоре с деревенскими – над ними шутил, смеялся: и говорят-то они не так, и ходят не эдак, и работать не умеют, оттого, мол, и не богатеют. О себе Макар большое понятие имел. Станут деревенские мужики с ним об жизни толковать и все дивятся: слова-то он верно говорил, мудреные речи сходу выплескивал, а вот весь разговор получался пустой. Спросят, бывало, его мужики, какие материи на фабрике ткут да как это получается, чтобы из ниток материя? А он им: «Эх деревня! Не материя – ма-ну-фак-ту-ра! Разную мануфактуру ткут: ситец, сатин. А как она ткется – понятия не имею!»

Уж потом мужики прознали, кем он на фабрике-то трудился. Метлой во дворе фабричном махал, оттого ничего про «мануфактуру» и не знал. Одни названия и все! Спросят, бывало, как, мол, хозяин-то с такой фабрикой управляется? Ведь у него рабочих, небось, тьма?

– Так он, что ли, управляет-то? Он только денежки получает. А управляет управляющий! Да я его за все два года только раза три и видал. И то, когда он по фабричному двору на пролетке проезжал. А уж как он управляет – понятия не имею!

Баб в разговорах больше интересовали цены. В лавке фабричной да у купцов. Только и тут им Макар ничего сказать не мог. Тетка за него деньги-то в конторе получала, потому как сама на фабрике работала. А харчи сама в дом приносила. Потому про цены он понятия не имел.

В деревне Макар все прижиться никак не умел. Брат Степан его сколько раз в поле звал: рук-то у Степана только две, а едоков в семье прибавилось. Только Макар ему сразу сказал: мол, к такой работе он непривычный. Вот, ежели бы у них мануфактура была – тогда да! А так – на речке рыбачил, по лесам гулял, под деревом в саду лежал. Вот и вся его работа! Потерпела мать так-то с полгода, и давай Макару пенять: «Это что же получается? Степан в поле за троих управляется, я по хозяйству суечусь. А ты дармоед? А совесть-то у тебя где?» Обиделся Макар, да деваться некуда. Пришлось со Степаном в поле отправляться. Весна за окном, надо землю пахать. Уж лошадку-то может Макар по полю водить, пока Степан за плугом станет ходить? С таким-то в деревне и парнишки небольшие управляются. А Макар глядит на брата да улыбается: мол, понятия не имею, как лошадью управлять. Пришла пора траву косить, а он: понятия не имею, как косу наладить. Так и прожил вновь до осени. Мать да Степан и не знают, как им быть с дармоедом этим? Вот и решила мать: пусть едет Макар опять в город проживать. В деревне без работы только малые дети да древние старухи. А здоровый мужик целыми днями в тенечке лежит, прохлаждается... Уж и так стыд родным глаза ест, прозвали Макара в деревне – «Понятия не имею». Да от такой клички любой мужик бы озверел. А ему – все нипочем, стыд глаза не ест. Вот и пришлось его обратно в город наладить... Это уж потом, когда у Степана своя семья появилась, дети народились, Макар обратно в деревню прикатил. А чего ему – ни семьи, ни работы. А тут хоть накормят-напоят. Так, никчемный человек...

Теперь-то уж оба – старики. Но Степан своего никудышного брата не бросает, жить в своей избе позволяет, хотя и пользы от него – как от козла молока! В лес пойдет – вернется без гриба, на речке не столько наловит карасей, сколько дремлет у сетей. Ну, кто теперь скажет, что они братья да еще погодки? Степан – солидный мужик, а Макар – старик-стариком, и волосья у него повылезали, и ноги скривились. И глаза слезились. А говорить с ним даже малому дитю неспособно: «Понятия не имею», – вот и все что он знает-умеет. А без понятия – какой он мужик? Ежели до глубокой старости таким никудышным оставаться – нечего за кличку на народ обижаться!

Нравственный урок

Воспитание добрых чувств

Речевая зарядка

Развитие мышления и воображения

Сказка и экология

Сказка развивает руки

Методом оригами сделать из бумаги гусей. С помощью родителей нарисовать на отдельных листах бумаги контуры двух персонажей сказки: Макара и Степана. Раскрашивать их фигуры и одежду будут сами дети.

Работа с текстом

Цель: способствовать оценочному отношению детей к характеристике двух братьев, выявлению положительных моментов в их взаимоотношениях и отношении к труду и близким людям; подвести детей к пониманию ценностей счастливой семейной жизни и значимости взаимовыручки и покоя в семье; заставить детей с помощью притчи-нравоучения посмотреть на себя со стороны.

Формы работы: фронтальная, индивидуальная и групповая.

Вопросы по содержанию

Методические рекомендации

Для работы с этой сказкой лучше выбрать фронтальную или групповую работу, поскольку здесь очень важно общение детей между собой. Однако и индивидуальная работа в семье после чтения сказки вслух дает возможность ребенку не только высказаться самому, но и выслушать мнение старших членов семьи, а то и пример из жизни, подтверждающий основную идею сказки.

Сказку эту следует прочитать детям и с заниженной, и с завышенной самооценкой, не любящим и не желающим трудиться, выполнять поручения по дому. Заласканный, эгоцентричный ребенок воспринимает сказку как притчу о предстоящей расплате за нерадивость, лень и неуважение родителей. Мнение о себе как о «центре вселенной» в ходе работы с этой сказкой начинает колебаться.

Самоуверенные дети, не умеющие уважать чужое мнение, чужой труд должны на этой сказке хотя бы засомневаться: а все ли может человек? Бывают ли такие обстоятельства, которые выше человека и не могут быть им достойным образом решены самостоятельно? Окажется ли рядом человек, который поможет? И вывод. Для того, чтобы такой человек был рядом, надо его иметь. Если семья – верующая, ей проще объяснить зависимость человека и его дальнейшей жизни от собственных поступков в прошлом, также проще принять выражение: «Без Бога не до порога»



12.03.2012
Рустам

Мягко говоря не очень.

12.03.2012
Дмитрий

согласен, очень длинная, детям наврятли понравится!
комментарий

имя



Рейтинг@Mail.ru © trepsy.net 2007 - 2017г.