коммуникативные
психодиагностические
коррекционные
психотехнические
развивающие
деловые
педагогические
профориентационные
телесно-ориентированные
игры и развлечения
тренинги
психологические центры
мини-форум
курсовые по психологии
все упражнения
синквейны
притчи и сказки
пословицы и поговорки
добавить упражнение


сообщение с мини-форума

Составление синквейнов



самые читаемые статьи

Упражнение «Нахождение слов – антонимов»
статья прочитана 1073266 раз

Упражнение «Цифры в пословицах и поговорках»
статья прочитана 503416 раз

Упражнение «Моя проблема в общении»
статья прочитана 448471 раз

Игра «Крокодил»
статья прочитана 372449 раз

Деловая игра
статья прочитана 285544 раз




последние комментарии

андрей  17.08.2017
Какое блюдо ,используемое во французской кухне придумал английский писатель(подсказка:готовится около 15 минут,блюдо из мяса,название из двух слов)
прочесть статью

мария  15.08.2017
класс
прочесть статью

Елена  14.08.2017
нам преподаватели проводили в группе, но еще было задание " ты мешаешь всем выполнять задание". человек молча выхватывал фломастеры, пытался сказать, что нужно рисовать 12 этажей, или красный фломастер давал) очень смешно все это происходило!!!! потом когда выясняли, кто что делал,то смеху было очень много!
прочесть статью



притчи и сказки:
притчисказкибайки

комментариев: 0 | просмотров 5332 | 31.05.2011

Сказка «Людские грехи для нечистой силы – ценная находка»

Мишаня терпеть не мог есть хлебные корочки. Не помогали ни уговоры, ни увещевания, ни угроза вообще перестать хлеб ему давать. Он знал, что уж без хлеба-то его не оставят. Бабушка даже иной раз сказывала ему вечером сказку про корочку хлеба, о которой мечтали двое деток-сироток. Сказка была печальная, а Мишаня грустных сказок не любил. За дело взялся отец, а с ним спорить было бесполезно. Тогда Мишаня придумал одну штуку. И отец доволен был, и Мишане не приходилось грызть корки. Заканчивая обед, он незаметно прятал корку за пазуху или в карман. А когда выбегал на улицу, доставал и зашвыривал корку куда-нибудь подальше – и дело с концом!

Был он уже восьмилетним мальцом, когда довелось ему испытать такую страсть, что потом всю жизнь, вспоминая, содрогался. А начиналось все просто. К ним в деревню приехали гости. А гостям все время летом дома сидеть да на улицу глядеть – скучно. Вот и наладились они в лес. У отца были в поле дела, мать из огорода не вылезала. Трава от частых дождей росла не по дням, а по часам. А бабушка и сама в лес уж сто лет не ходила. Вот и вызвался Мишаня гостей городских в лес сводить. Отец строго наказал: только по знакомым местам грибы искать! Но Мишаня и сам это знал: стыдно же при гостях опозориться, тропку потерять или, еще того хуже, заблудиться.

Только у Мишани был такой нрав, что справиться с ним было нелегко. Ну, кто его просил отходить от этих самых гостей далеко? Главное: им приказал от дороги лесной далеко не отходить, вдоль нее так по лесу и ходить. А самого его в сторону и занесло. Опомнился он – уже все далеко. Аукать-кричать да на выручку звать было совестно. Вот он по бурелому и пер!.. Солнца не видать, дороги лесной – тоже. Вроде, правильно шел, а остановился уж в самой чащобе. Вот теперь он уж стал и звать, и аукать. Да кто ж тут отзовется? Он и сам в этом лесу отродясь не бывал. Вокруг – ни одного знакомого местечка!

И вдруг впереди – речка! Даже не речка – ручей. Пошел Мишаня вдоль него и радостно вскрикнул: впереди через ручей лежали два бревна. Значит, есть и тропка? Тропка действительно была. Но куда она вела? И кем в этой чаще лесной протоптана? Ежели через ручей не ходить, а по тропке назад вернуться – там опять этот самый бурелом и чащоба. А впереди, вроде, просвет?.. Может, там и лесу конец? А уж у народа спросит, как в родную деревню попасть... Впереди, и вправду, был просвет. А вот конца лесу нет и нет. Поредел лесок, стали и грибы-боровики попадаться. Вот и решил Мишаня вперед по тропке пройти. Куда-нибудь да тропка выведет?

Вскоре Мишанина корзина уж полной была. И не какими-то там груздями-опятами, а самыми царскими грибами – боровиками! Тропка все шла и шла, а редкий лесок не заканчивался. Уже смеркаться стало, когда Мишаня вышел на поляну. А на ней – домок! Из старых, покрытых мхом, бревен. Может, там уже никто и не живет? Дверь со скрипом, но отворилась. Внутри было темно и пахло сыростью. Но обжито. Вон, горшки, ухват, старое сито. Мишаня прежде поискал спички или, на худой конец, огниво. Ведь кто-никто в этой избушке ночевал? Значит, и огонь зажигал...

Но ничего такого Мишаня не нашел, как по полкам да лавке ни рыскал. Приходилось на ночь в темноте оставаться. В животе ныло и стонало. Но из съестного в избушке не было ничего, даже старой горбушки. Пришлось лавкой дверь припирать и натощак ложиться спать. Мишаня лег на постели во всем. Даже в отцовских старых сапогах. Уже дремать стал, но потом все же встал, снял сапоги и улегся под старую одежку, которая одеяло заменяла. На улице стало совсем темно. И как назло сон как рукой сняло. Ночная птица крыльями махнет – Мишане уже нехорошо. А то вдруг кто-то засвистит, да где-то что-то зашуршит. От всякого шума у Мишани дух замирал и пот на лбу выступал...

И тут он услышал топот... То ли люди, то ли кони? Пока они еще на улице ходили-топтались, но, видно, в избушку войти собирались. И тогда Мишаню на постели даже подкинуло: им скамью свалить – только дверь отворить!.. Мишаня на постели сел, в руки сапоги схватил и замер... Как он потом вновь под одежку забрался в охапку со старыми сапогами – он уже не помнил.

А вот скамью вовсе никто и не отодвигал, и дверей не отворял. Раскрылась... крыша! Мишаня просто увидел звезды над головой и услыхал не то свист, не то вой. И влетели в избушку сверху шесть девок-сестер. Что сестры они – было и дураку понятно, все шестеро – на одно лицо!..

Как только сестры за стол уселись – так огонь и загорелся. Откуда они его тут взяли? Мишаня того из-под одежки не разглядел. У него только один вопрос в голове сидел: неужто лягут спать?.. Но почему тогда на шестерых – одна кровать? Да и та – малым-мала. А как лица-то их при свете разглядел и вовсе обомлел. Что лица были незнакомые – это ладно! А вот, что все они зеленые – это даже странно...

Мишаня лихорадочно бабушкины сказки вспоминал: нет, таких зеленых девок он в них не встречал... А сестры меж тем разговор завели:

– Расскажи сначала ты, Морена, кого сегодня одолела? У тебя, небось, дела – как сажа черна?

– А что? Я сегодня дело ладно справила: на тот свет молодуху одну отправила. А у нее – четверо малых ребят! Вот в один раз четверых и осиротила! Но, честно сказать, не больно-то и старалась. Так, слегка ее в спину толкнула, когда она белье в речку окунула!..

– А за что? За что? Расскажи, не томи!.. – зашумели ее зеленые сестры.

– Так она объедки со стола да ненужные помои ленилась в одно место сливать. Норовила в ручеек скинуть, мол, водой унесет... А куда тот ручеек воду несет? Да в ту же самую реку, где ее ребятишки купались, где сама белье полощет, где от ее помоев рыба дохнет... Пусть сама теперь в них и мокнет!.. Людей губить, им душу томить – дело наше. А вот землю губить – не дозволю!

– Дело! Дело! – одобрительно зашумели сестры, – одни что ли люди на земле живут?.. А нам, нелюдям, в такой помойке жить не пристало!.. Правильно ты ее наказала!

Ребятишек ее я трогать не стала. Сами от голода перемрут, али по дворам их люди разберут. Это уже – не мое дело!

– А теперь твоя очередь, Мегера! Что ты сделала?

– А я мужикам запруду поломала! Утром проснутся – а вода от них ушла. Ежели чей дом летом полыхнет – беда! Не нужна им вода: они друг у дружки стали ее воровать! Каждый себе сделал прудочек, оттуда перекачивают воду в бочки и поливают свои грядки. И каждый старается побольше ухватить. Уж и не надо больше – а все цедит. Думают, на всю жизнь запасут?.. А сами – землю вокруг сушат... Теперь пусть помаются: воды в их прудках не останется.

– А ты расскажи, Вегера, что нынче сделала?

– Моя работа попроще была... Я одну семью до пожара довела... Много дней я за ними глядела, все примечала. А уж сегодня потешилась. Жили в том доме старуха-мать да ее дочь. Дочь уж сама седа, а с матерью все дом поделить не могла. Они даже ночами кровати свои передвигали. Да-да! Чтобы друг у дружки хоть чуток избы отвоевать. Они ведь что удумали, дочь и мать? Они каждая по своей половине дома ходили. И попробуй на чужую половину ногой ступи! Дрались смертным боем. А то и хватали ножи! Ну, кровушку я с детства лить не люблю, вот после драки и подсунула я в руку старухе свечу. На, мол, спали свою лачугу! Не станет тогда дочь твоя тебя теснить! Негде самой станет жить... И спалила бабка избу! Собственную! Чтоб дочери своей насолить. Вот теперь обе и станут в баньке жить! Там делиться, небось, перестанут...

– А хотите, я вас подивлю?.. – Говорит одна из сестер.

– Мальчонка один привык хлеб лишь с мякушком есть, а корки возле двора разбрасывать. Так я его славно наказала: в лес заманила и там оставила. Будет о корочке черствой мечтать, а где ее в лесу достать? Помрет он в лесу голодной смертью!

– А хорошо, что есть на земле такие люди, с какими нам легко справляться!.. Людские грехи для нечистой силы – ценная находка! Кабы люди не грешили – чем бы мы тогда жили? Над кем потешались?

– Стойте! Тише!.. Вроде, в избе нашей кто-то дышит?.. Слышите?

У Мишани даже дыхание в горле застряло. Смог бы – вовсе замер. Только хотели те девки по избе поиски начать, а тут и стало светать. Главная из них, Морена, в окно поглядела и скомандовала:

– Все! Наше время истекло! Не успеем вернуться к себе

– Растаем! Кончайте искать – улетаем!..

Тут крыша домика вновь распахнулась – и все сестры улетели... Сел Мишаня на постели, а сам дрожмя дрожит. Вскочил он на ноги, а сапоги на ногах!.. Он их, что, надел впопыхах? Или вовсе не снимал?.. Значит, он в них спал? Да он за всю ночь и глаз не сомкнул... Или все-таки заснул?

С рассветом Мишаня из избушки той по тропке бегом бежал. Он бы и корзину с грибами кинул, если бы... Если бы точно знал, что все, что видал-слыхал – не был сон. Когда Мишаня домой пришел, то даже не обиделся, когда его отругали. А как кормить его стали, он прежде корочки с хлеба аккуратненько снял и съел, а уж потом мякушко подъедал. У бабушки потихоньку спрашивать стал: мол, не сгорел ли поблизости чей дом? Не потонула ли в реке женщина с бельем? Не поломалась ли где запруда на реке? Но бабушка ничего такого не слыхала. Может, и не было тех бед? Хотя земля большая, обо всем не узнаешь... Да и сон такой не всякому расскажешь.

Нравственный урок

Воспитание добрых чувств

Речевая зарядка

Сказка и экология

Сказка развивает руки

С помощью мамы или бабушки испечь или приготовить; кушанье из черствого хлеба, сухариков и этот рецепт принести в класс. Можно принести и кусочек пирога, кулебяки или другого изделия, чтобы угостить ребят.

Работа с текстом

Цель: учить детей анализировать, свои поступки, слова, намерения, опираясь на приведенные в сказке при­меры нерачительного отношения к природе и хлебу насущному; активная работа с текстом, чтобы понять смысл пословицы «людские грехи для нечистой силы – ценная находка»; использовать сказку как притчу-нравоучение, как способ определения нравственных критериев поступков людей.

Формы работы: фронтальная, групповая, индивидуальная.

Вопросы по содержанию

Методические рекомендации

В работе над этой сказкой важно опираться на личностный жизненный опыт детей в общении с окружающим миром: бесценными дарами – воздухом, водой, солнцем; взаимоотношениями с людьми, родными и дальними; продуктами человеческой жизнедеятельности и хлебом насущным. Этические беседы на эти темы были бы из­лишне нравоучительны, а потому нежелательны. Поэтому не следует много говорить о самих наказаниях, а лучше обратить внимание детей на неотвратимость этих наказаний.

Дети, равнодушные к природе, не стремящиеся к ее чистоте, недостаточно рачительно относящиеся к хлебу и вообще продуктам питания поймут эту сказку как надо без излишнего нажима. Важно обратить их внимание на саму проблему сохранения окружающего мира и для себя, и для следующих поколений. Да, земля может за­щитить себя и сама, но процесс этот будет настолько болезнен что не всякий человек сможет это пережить: лесные пожары, наводнения и весенние паводки, отрав­ления людей и детей вроде бы съедобными грибами – это и есть плата.

Автор Л.Д. Короткова


комментарий

имя



Рейтинг@Mail.ru © trepsy.net 2007 - 2017г.